История города Палдиски

Решил опубликовать историю образования и развития города Палдиски, где, как известно, 25 лет в каторге провел Салават Юлаев. В данном материале есть немало деталей о том, как содержались каторжане (см. рубрику «Рогервикская каторга» ).

Палдиски

История города Палдиски

неразрывно связана с историей Балтийского флота. Да и рождением своим наш город обязан флоту. Этим определяется облик города, его биография, вся его жизнь.

Датой основания Палдиски – Балтийского Порта – Рогервика в исторической литературе иногда считают то 1715 г. (23 июля), то 1723 г. (19 июля), хотя следует считать 1718 г. (19-20 июля), когда была произведена закладка мола гавани и крепости на материковом берегу залива.

Важное военно-стратегическое значение Палдиского залива одним из первых оценил Пётр I, который решил построить в Рогервике «гавань воинских кораблей». Но ещё до Петра I залив оценили шведы, которые начали было строить здесь каменную дамбу от материка к острову Малый Пакри и имели на материковом берегу залива небольшую крепость. Она располагалась в северной части современного г.Палдиски. Следов этих сооружений в настоящее время не сохранилось.

Город Палдиски расположен на берегу Палдиского залива в 46-ти километрах от города Таллинна. До 1762 года залив назывался Рогервикским, что в переводе со шведского означает «залив ржаного острова». Залив Палдиски-Лахт глубоко вдаётся в берег западнее полуострова Пакри. С запада залив ограничен островом Вяйке-Пакри (старое название Малый Рооге) и с юга обширным мелководьем, переходящим в пролив Курксисалми. Вход в залив находится между мысом Пакринем и мысом Вестернес. На восточном берегу залива в 5-ти километрах от мыса Пакринем расположен город Палдиски. Здесь берег высокий и обрывистый, к югу от города он постепенно понижается и в вершине залива становится низменным.

Глубины у входа в залив достигают 45 метров, а в самом заливе до 20 метров. Длина залива около 13 километров. Залив закрыт от всех ветров, кроме северных и северо-западных и представляет собой самое безопасное и удобное для стоянки на якоре место в западной части южного берега Финского залива.
Особенностью залива Палдиски-Лахт является малая продолжительность ледового периода, которая колеблется в пределах от 72 до 148 дней. Отмечено, что залив в основном замерзает в конце января и вскрывается в конце марта – начале апреля. Отмечались годы, когда залив совсем не замерзал.

Основание новой базы Балтийского флота в Рогервике

Историческая необходимость иметь свободный выход к морям, от которого во многом зависело экономическое, политическое, культурное и военное развитие Русского государства, определило собой и главное содержание внешней политики царской России в начале 18 века, направленной на возвращение выхода к морю.

В 1700 г. Россия начала Северную войну, главной целью которой было вернуть России выход на побережье Балтийского моря. В борьбе за выход к морю необходим флот, поэтому в 1702 г. Пётр I приступил к строительству на Балтийском море регулярного флота, который потребовал создания мест базирования военно-морских баз.

Пётр I понимал, что Петербургская и Кроншлотская гавани, построенные в Финском заливе, недостаточно удобны для базирования молодого флота и ведения наступальной морской войны. Они не давали возможности флоту свободно действовать в Балтийском море, поэтому систему базирования флота необходимо было расширять.

Так, в 1710 г. передовая база парусного флота была переведена в Ревель (Таллинн), а гребной флот стал последовательно базироваться: в Выборге (1710 г.), в Гельсингфорсе (1713 г.), в Або (1714 г.).

Одновременно с занятием шведских морских баз русское командование начало поиски мест для баз флота в западной части Финского залива и на побережье открытого Балтийского моря. С этой целью с 1710 г. по указу Петра I был начат осмотр берегов Финского и Рижского заливов.

Осмотреть все бухты, расположенные на южном берегу Финского залива, берег и острова Рижского залива Пётр I поручил капитану-поручику Гослеру. На осмотр Гослер затратил около трёх месяцев. Результаты осмотра не были утешительными. Кроме Рогервикского залива, Гослер не нашёл на всём южном берегу Финского залива ни одной бухты, которая была бы пригодна для новой военной гавани. Да и Рогервикский залив, по мнению Гослера, не годен для гавани, «… потому что в ней нельзя устроить, по причине ширины бухты, крепости, и флот поэтому не будет иметь никакой защиты от неприятеля со стороны моря…».

На основании донесения Гослера, Пётр I остановился на Ревельской (Таллиннской) гавани как единственно удобной для обращения её в военный порт, главным назначением которого было преградить доступ в Финский залив кораблям шведского флота и содействовать войскам русской армии в юго- западной части Эстонии.
Для стоянки парусного флота было решено использовать Купеческую гавань города. Однако гавань в Ревеле при всех своих достоинствах имела ряд неудобств с точки зрения военного порта. Так, негде было построить береговые укрепления для прикрытия стоянки военных кораблей; не было места для строительства верфи; гавань ежегодно засорялась и мелела, была совершенно открыта для северных ветров и к тому же зимой сильно забивалась льдами. Все эти неудобства заставили Петра I продолжить поиски другого места для военного порта. Главная цель этих поисков сводилась к тому, чтобы найти новое наиболее свободное ото льда место для военного порта, что позволило бы русскому флоту свободно плавать в Балтийском море почти круглый год.
В 1715 г. Пётр I впервые лично осмотрел берег к западу от Ревеля (Таллинна), в том числе и Рогервикский залив. Тщательно осмотрев залив и его берега, он определил: «Быть гавани воинских кораблей». Произошло это 23 июля 1715 года.

Пётр I, намереваясь основать новый порт в Рогервике, действовал очень осмотрительно, т.к. точных карт Финского и Рижского заливов в то время не было. После обследования залива с моря и суши он пришёл к выводу, что в заливе могло поместиться сто судов, а хороший грунт и удобный выход из залива обеспечивали превосходную якорную стоянку. Оставалось только защитить гавань от сильных штормов и нападений неприятеля.

В 1718 г. состоялась закладка мола гавани и береговой крепости. Произошло это в торжественной обстановке в присутствии Петра I и всего флота. Пётр I собственноручно бросил в море первый камень, положив тем самым основание новому порту.

Приказал он также на обоих берегах залива обозначить направление защитного мола, построить для себя два дома: один на материке, другой на острове Малый Рооге (Вяйке- Пакри); отыскать пресную воду на материке и островах и начать возить лес к новому порту для постройки пристаней, казарм и мастерских.

После этого события в Рогервик стали свозить из Лифляндии и Эстляндии строительные материалы (лес, кирпич, железо и пр.). Осенью 1719 г. Пётр I снова побывал в Рогервике, где проверил ход подготовительных работ. Он ещё раз осмотрел залив, произвёл промеры глубин и проверил качество пресной воды, найденной к этому времени на острове Малый Рооге. Продолжение исторического очерка читайте в следующем номере газеты.

Постройка новой базы Балтийского флота

К строительству основных сооружений военного порта в Рогервике после основания (июль 1718 г.) Пётр I приступил не сразу, т.к. не хотел сложный и грандиозный проект начинать без тщательной подготовки и подробных изысканий. Кроме того, задуманному строительству сильно мешала война со Швецией. Поэтому до середины 1723 г. в Рогервике шли в основном подготовительные работы: строились казармы, остроги, дома для офицеров, шла заготовка камня-плитняка, который силами солдат и арестантов добывался здесь же, в скалистых берегах залива. Лишь после окончания Северной войны (август 1721 г.) Пётр I вплотную занялся претворением в жизнь своего замысла – сооружения в Рогервике новой базы для Балтийского флота.

Осенью 1721 г. Пётр I собрал на заседание Военной коллегии всех генералов и инженеров, бывших в то время в Петербурге. Пётр I подробно объяснил достоинства задуманного им строительства в Рогервике. В заключение он поставил вопрос: «… полезно ли построить в Рогервике порт или нет?». После обстоятельного обсуждения участники заседания единодушно ответили, что «… для сбережения флота и для того, чтобы неприятель не мог предупредить нас в военных действиях, проектированный Его Величеством порт построить необходимо». Для этого в Рогервике необходимо было построить гавань для военных и купеческих (торговых) судов, адмиралтейскую верфь и город. Все эти сооружения прикрыть соответствующими оборонительными военными сооружениями. Необходимо также защитить от сильных ветров и штормов суда, которые будут стоять в заливе. Для этого построить в Рогервикском заливе два защитных мола – один между островом Малый Рооге (Вяйке-Пакри) и материковым (Пакерортским) берегом с проходом для кораблей, а другой между островами Малый и Большой Рооге (Вяйке и Суур Пакри).

В конце 1721 г. для подробных изысканий в Рогервик были отправлены инженер- полковник Люберас и капитан-поручик Дейн, а для подробного исследования и промера глубин залива – капитан-поручик Ганс. По окончании изыскательских работ инженером Люберасом был составлен проект оборонительных укреплений в Рогервикском заливе, а на основании исследований капитан-поручика Ганса Пётр I сам составил проект и чертёж защитного мола. Им же были намечены места расположения для купеческой гавани, города и адмиралтейской верфи.

19 июля (по старому стилю) 1723 г. в торжественной обстановке Пётр I бросил первый камень защитного мола, приказав начать строительство мола по составленному им чертежу. Тогда же он указал новые места расположения для купеческой гавани, верфи, города и башни маяка. Все сооружения, кроме маяка, решено было строить на острове Малый Рооге. Главным начальником рогервикского строительства был назначен инженер-полковник Люберас. К этому времени уже было построено 68 казарм, 8 штаб-офицерских квартир, 6 ветряных мельниц, церковь и ряд других вспомогательных построек для нужд порта, а также 2 пристани для выгрузки судов, а на острове Малый Рооге дворец для царя. После отъезда Петра I сооружение нового порта пошло с большим размахом и довольно быстрыми темпами. Основной фронт строительных работ был развёрнут на материковом (Пакерортском) берегу, на острове Малый Рооге шли в основном подготовительные работы: заготовка камня, строительство казарм и острогов.

Уже к концу 1724 г. в Рогервике дополнительно построили казённый двор, провиантский магазин с 10-ю амбарами, фуражный и материальный амбары, инструментальный магазин. Успешно возводились бастионы и куртины материковой крепости, шла отсыпка защитного мола, который уже имел в длину 136 саженей (289 метров) при ширине 5 метров и высоте 2,1 метра. В тот же период на мысе Пакерорт (Пакри) была построена и каменная башня маяка. Место для строительства башни Пётр I выбрал сам: «… Сделать на показанном месте для маяка башню высотою от 4 до 5 саженей (10,5 метров)». 24 июня 1723 г. Люберас приступил к строительству маяка по своему проекту. Башню маяка построили довольно быстро – уже 22 октября 1724 г. Именно эту дату считают датой основания маяка Пакри, одного из старейших маяков Балтийского моря.

С момента постройки маяк обслуживала военная команда, которая наверху башни жгла сигнальный костёр. Для этого костра ежегодно заготовлялось более 300 кубометров дров.

В начале 19 века на башне маяка была установлена диоптрическая система, купленная во Франции. Диаметр осветительного аппарата составил 2,66 метров. Видимость его достигала почти 10 миль.

Сильная эрозия берега мыса заставила в конце 19 века перенести маяк, для чего в 143 метрах от бровки берега была построена новая башня маяка высотой 52 метра с новой оптической системой. Новый маяк был открыт 1 октября 1889 г. Сейчас на Пакри все еще можно увидеть оба маяка, которые давали надежду морякам на Балтике Фото: http://images.yandex.ru/

В 18 веке маяк назывался Рогервикским, затем в течение нескольких лет Пакерортским, в 1762 г. его переименовали в Балтийский, в начале 19 века опять переименовали в Пакерортский, а в 1920 г. он получил название – маяк Пакри.

После смерти Петра I (1725 г., 28 января по старому стилю) работы в Рогервике хотя и продолжались, но без прежнего размаха и скорости, а в 1726 г. они почти прекратились. Объясняется это тем, что после смерти царя наступил период дворцовых переворотов, и правящие круги России, как следствие, ослабили внимание к флоту. В результате Россия начала утрачивать своё положение сильной морской державы.

Флот стал приходить в упадок. Деньги, выделяемые на нужды флота, расходовались на другие цели. Выдача денежного содержания и вещевого довольствия систематически задерживалась. Рядовой состав порой не получал обмундирования по нескольку лет. Особенно ухудшилось продовольственное снабжение. Процветали казнокрадство и взяточничество чинов морского ведомства.

Всё это в полной мере коснулось и строителей Рогервика. Инженер- полковник Люберас, начальник работ рогервикского порта, сообщил в Адмиралтейств-Коллегию в Петербург о том, что солдаты, распущенные по своим гарнизонам, не были заменены другими, а арестантов осталось только 450 человек; заготовленный камень от долговременного лежания приходит в негодность; люди, находящиеся на рогервикских работах, не получали жалованья за целый год и терпят во всём крайнюю нужду. На это сообщение Адмиралтейств-Коллегия потребовала от Любераса сообщить, какие постройки повелел ему Пётр I произвести, что сделано и что ещё осталось сделать. Очевидно, Люберас, видя такое отношение к строительству, не стал усердствовать и составлял это донесение целых 4 года, отправив его в Петербург лишь в 1730 г. В 1731 г. Люберас получил новое назначение и уехал из Рогервика. Хотя он и оставался ответственным за его постройку, но в дальнейшем мало им интересовался и больше в городе не был. После его отъезда работы в Рогервике не возобновлялись 15 лет.

Постройка новой базы Балтийского флота В 1752 г. ответственным строителем рогервикских работ был назначен отставной генерал-лейтенант фон Брадке. Подробно ознакомившись с состоянием дел, он в 1753 г. составил проект дальнейшей постройки порта и подал его в Адмиралтейств-Коллегию, которая после рассмотрения отослала проект в комиссию о Ладожском канале. Комиссия приняла довольно странное решение по проекту: приказала строить защитный мол на одном уровне с поверхностью воды, чтобы сильным волнением не разбивало его вершину.

При фон Брадке строительство мола стало быстро продвигаться вперёд, однако отсыпка мола шла с большими отклонениями от технических требований и не отличалась большой точностью. Это приводило к тому, что сильные ветры и штормы сводили на нет многомесячную работу людей.

Отставной генерал был энергичным человеком и почти каждый месяц доносил в Адмиралтейств-Коллегию о состоянии дел на строительстве. Это, очевидно, и послужило причиной обращения Адмиралтейств- Коллегии в Сенат в 1756 г.: «… несоизволено ли будет начатые Петром Великим Рогервикския работы возобновить, понеже оныя оканчивать весьма нужно». В этом же году императрица Елизавета Петровна посетила Рогервик и признала «… несомненную пользу для государства, если предприятие, начатое Великим Ея родителем, приведено будет к концу». Вслед за этим посещением вышел указ, который повелевал: «… начатую работу продолжать…». Были назначены люди и указано, откуда привозить строительные материалы. Однако дальше высочайшего указа дело не пошло. Всё потонуло в бюрократической переписке.

В 1760 г. умер фон Брадке и на его место был назначен генерал-майор Шиллинг. Однако при новом начальнике работы не продвинулись, т.к. не было средств на строительство. На донесение Шиллинга о катастрофическом положении строительства и крайне тяжёлом положении арестантов и рабочих правительство отделалось посылкой в Рогервик генерала Резанова для осмотра строений и работных людей.

В 1761 г. пришедший к власти Пётр III приказал продолжить работы силами наёмных людей, а арестантов отправить в Нерчинск. Однако пришедшая в 1762 г. к власти Екатерина II отменила этот указ. В этом же году директором рогервикских работ был назначен генерал-фельдмаршал граф Миних (в то время ему было уже 79 лет), которому Екатериной II было указано: «… дабы Вашим старанием сие славное дело окончить». Миних отправился в Рогервик и, осмотрев работы, приказал генералу Резанову продолжить постройку мола, восстановить на острове Вяйке-Пакри дворец Петра I, построить новые казармы и каменную церковь.

Через год после своего назначения (1763 г.) фельдмаршал представил Военной коллегии разработанный им обширный проект Балтийского Порта (по именному указу Екатерины II от 20 августа 1762 г. Рогервик был переименован в Балтийский Порт). Военная коллегия 3 дня рассматривала его проект и пришла к неутешительному выводу: «… без особого налога этих работ не закончить…». На что Екатерина II повелела комиссии под председательством графа Панина решить вопрос: «… нужен ли Балтийский Порт для государства, и какие надобны средства к тому, чтобы польза имела преимущества перед пышностью». В 1764 г. императрица посетила Балтийский Порт, где навестила графа Миниха и осмотрела строительные работы.

Комиссия графа Панина долго рассматривала вопрос о достройке Балтийского Порта, решив этот вопрос в пользу Кронштадта. Балтийский Порт был признан затруднительным из-за безлюдности и пустынности края. Поэтому решено было лишь улучшить город и крепость на материковом берегу. Это решение императрице было доложено лишь в 1768 году. 18 ноября 1768 г. на докладе Сената о судьбе порта Екатерина II написала: «Работу остановить, а о каторжных сделать рассмотрение, дабы они праздны не были». После решения о прекращении работ строительство в Балтийском Порту прекратилось, почти все арестанты были отправлены в Сибирь, большую часть солдат отправили в Польшу, а всех служащих перевели в Петербург.

Миних весьма энергично отстаивал строительство Балтийского Порта. Вот какие доводы он приводил в пользу нового порта в одном из писем к Екатерине II: « Балтийский Порт имеет рейд без подводных камней и песчаных мелей, т.е чистый, свободный и безопасный для всех судов, входящих и выходящих из порта. Балтийский Порт имеет аванпорт шириною в 3-4 версты, а у входа – 6 вёрст. Балтийсктй Порт – один из самых обширных в Европе, имеет до 10 вёрст в глубину. Балтийский Порт не заносится песком и землёй, потому что в него не изливается ни одна река. Якорный грунт в Балтийском Порту лучший, какой моряки могут только желать. Балтийский Порт замерзает или покрывается наносным льдом лишь на весьма короткое время. В Балтийском Порту три бассейна, расположенных настолько глубоко в порту, что бомбардировать их трудно …».

Несомненно, крепостные оборонительные укрепления, гавани, адмиралтейская верфь и город были бы построены при соответствующем отношении царствующих преемников послепетровской эпохи. Трудность была в строительстве защитного мола. Опыта по сооружению таких сложных морских гидротехнических сооружений Россия тогда не имела. Не было специалистов- гидротехников и соответствующей техники. Особенно усложнилось сооружение мола при выходе на глубины более 15 метров. Да и конструкция мола, выбранная Петром I, была неудачна. Строителям в процессе постройки пришлось её изменять, хотя и без должного успеха. Это видно из размеров мола, которых он достиг к моменту прекращения работ. Ширина его по верхней бровке мола достигла 21 метра вместо 4 метров, а высота – 6,4 метра вместо 2,1 метра.

Балтийский порт был забыт на длительное время. Мол и постройки без присмотра и ремонта стали разрушаться и приходить в негодность. Постепенно исчез мол, образовав на своём месте большую отмель. Разрушились и первые постройки порта, особенно деревянные.

Поражение в Крымской войне заставило царское правительство пересмотреть своё военное строительство. Созданный в 1856 г. особый комитет «для улучшения по военной части» признал необходимым создать новый опорный пункт базирования Балтийского флота. Тогда-то и вспомнили о достоинствах Балтийского Порта. По предложению комитета Балтийский Порт предлагалось превратить в базу основных сил флота. Предложения комитета были утверждены правительством, вследствие чего в 1857 г. в Балтийском Порту начались изыскания под руководством вице-адмирала Панфилова. Комиссия, возглавляемая вице-адмиралом, в начале 1859 г. представила разработанный ею проект всех сооружений Балтийского Порта стоимостью 24 миллиона рублей. Однако в жизнь этот проект воплощён не был. Последний раз до революции вернулись к мысли о строительстве Балтийского Порта в 1907 г. при создании крепости Петра Великого в районе Ревеля (Таллинна).

Ещё раз к проекту Петра I вернулись в 1940 г. уже при Советской власти. Тогда решено было в Балтийском Порту построить военно-морскую базу Балтийского флота по последнему слову науки и техники. Были проведены изыскания и даже началось строительство военных объектов, однако этому помешала начавшаяся в 1941 г. Великая Отечественная война.

Рогервикская каторга

В 17 веке в России при постройке городов, портов, крепостей и сооружении каналов широко использовался труд каторжан. В 1722 г. в Рогервике была организована общеуголовная каторжная тюрьма – Рогервикская каторга. Пётр I своим указом от 27 октября 1722 г. повелел: «… раскольников нижегородских, посланных в Сибирь, поворотить на работу в Рогервик…». Эту дату считают датой основания Рогервикской каторги, хотя «колодники» там появились несколько раньше.

Первыми каторжниками в Рогервике были арестанты из Ревеля (Таллинна), число которых не превышало нескольких сотен. Помимо людей, приговорённых к каторжным работам, в Балтийский Порт ссылались на отработку штрафов и «бородачи» (нарушившие приказ Петра I — брить бороды).
Начиная с 1722 г. количество каторжан стало быстро увеличиваться. К 1726 г. в Рогервике их уже было более 2000 человек; в 1726 г., в связи с прекращением работ, часть каторжан была отправлена в Сибирь, в Рогервике же было оставлено только 300 человек.

В 1751 г. работы в порту возобновились, и за год численность каторжан достигла 1500 человек. Указ царского правительства гласил: «… всех преступников, осуждённых к вечной ссылке или смертной казни, отправлять изо всей России в Рогервик, <…>, где употреблять их в работе …». В 1764 г. опять почти всех каторжан отправили в Сибирь, оставив в Балтийском порту 364 человека. Начиная с 1768 г., численность каторжан в Балтийском порту начала уменьшаться и к концу 18 века их уже оставалось не более трёх десятков. По-видимому, каторга в Балтийском порту была закрыта в начале 19 века, т.к. последние каторжане (12 человек) в 1804 г. содержались уже при инвалидной команде порта.

Содержались каторжане в острогах. Судя по дошедшим планам, первый острог находился на территории современной Русской гимназии. Представлял он собой обширную площадь, окружённую высоким забором из заострённых брёвен (острогов) высотой 4-5 метров. На территории этой площади было построено огромное деревянное здание с камерами одиночного и общего заключения. Современник Екатерины, учёный и журналист Андрей Болотов в 1755 г. в качестве одного из офицеров охранял Рогервикскую уголовно- каторжную тюрьму и имел возможность наблюдать каторгу тех лет: «Собственно жилище их построено в самом местечке и состоит в превеликом и толстом остроге (забор из брёвен), посреди которого построена превеликая и огромная связь (здание), разделённая внутри на разные казармы или светлицы (камеры). Сии набиты были полны самими злодеями, которых в мою бытность было около тысячи; некоторые жили внизу на нарах нижних или верхних, но большая часть спала на привешенных к потолку койках (ни до Рогервикской каторги, ни после неё в царских тюрьмах такого не было, чтобы каторжане спали на подвесных койках). Честное и злодейское сие собрание состоит из людей всякого рода, звания и чина. Были тут знатные, были дворяне, были купцы, мастеровые, духовные и всякого рода подлость <…>.

Большая часть из них рукоделиями своими питаются и наживают великие деньги, а не менее того наживались и богатились определённые к ним командиры. Впрочем, кроме русских, были тут люди и других народов, — были французы, немцы, татары, черемисы и тому подобное. Те, которые имели более достатка, пользовались и тут некоторыми множайшими перед другими выгодами: они имели на нарах собственные свои отгородки и изрядные каморки, и по благосклонности командиров не хаживали никогда на работу. <…> Все без изъятия они закованы в кандалах, и многие имеют двойные и тройные железа для безопасности и чтобы не могли уйти с работы. Смотрение и караул за ними бывает наистрожайший, но инако с ними злодеями и обойтись не можно. Выдумки, хитрости и пронырства их так велики, что на все строгости несмотря, находят они средства как от острога, так и во время работы и через то приводят караульных в несчастье. Почему стояние тут на карауле соединено с чрезвычайной опасностью и редкий месяц проходит без проказы. Однако мы свой месяц отстояли благополучно и ничего худого не воспоследовало».

Рогервикская каторга была единственной уголовно-каторжной тюрьмой в России, которая находилась на берегу моря и где каторжане содержались в огромных зданиях, вмещающих до 1000 человек. Условия жизни каторжан были крайне тяжёлыми. Рабочий день их начинался с восходом солнца и длился до вечера с небольшим перерывом. Работали каторжане закованными в ручные и ножные кандалы, а те, кто возил щебень на тачках, приковывались цепями к ним. Вот как описывает А.Болотов работу каторжан: «Каторжных водили на работу окружённых со всех сторон беспрерывным рядом солдат с заряженными ружьями. А чтоб они во время работы не ушли, то из того же камня сделана при начале мули (мола) маленькая, но не отделанная ещё крепостица, в которую впустив (арестантов), расстанавливаются кругом по валу очень часто часовые, и в нужных местах бекеты (пикеты) и команды. Работа каторжных состояла в ломании в тутошнем каменистом берегу камней, в ношении их на море и кидании в воду, дабы сделать от берега до острова каменную широкую плотину, которую они называли «мулею» (молом)».

Изнурительная тяжёлая физическая работа, сырой климат, большая скученность, скудное питание, антисанитарные условия приводили к массовым заболеваниям и гибели каторжан. Только в течение 1753-1756 годов из присланных 1324 каторжан умерло 1310 человек, а в 1758 г. только за март и апрель в острогах погибло 244 человека. Одной из основных причин такой большой смертности было и то, что царское правительство просто «забывало» отпускать деньги на содержание горожан, обрекая их тем самым на болезни и голодную смерть. Поэтому среди каторжан часто возникали волнения, а порой и побеги. На Рогервикскую (Балтийскую) каторгу ссылались не только люди, совершившие уголовные преступления; львиную долю здесь составляли участники народных восстаний. Были сосланы в Рогервик и участники крестьянской войны 1773- 1775 годов – пугачёвцы.

В конце ноября 1775 г. сюда же были доставлены после жестокой экзекуции отец и сын – Юлай Азналин и Салават Юлаев. Двадцать пять лет провёл на Балтийской каторге воин и поэт башкирского народа – Салават Юлаев. Здесь он скончался в возрасте 46 лет 26 сентября 1800 г.
Хоронили всех каторжан на специальных каторжных кладбищах, занимавших довольно большую площадь. Особенно много захоронений периода каторги было обнаружено при строительстве Палдиской городской больницы на территории больничного городка. (По материалам краткого исторического очерка, составленного Мацеевич Л.В.)

Рогервикская приморская крепость

Крепость – важнейший в стратегическом отношении населённый пункт (город) с постоянным горизонтом, вооружением, подготовленный средствами долговременной фортификации* к круговой обороне и обеспеченный всем необходимым для длительной борьбы в условиях осады. (БСЭ, том 13. стр.389)
«Приморские крепости весьма разность имеют с теми, которые на сухом пути, ибо на сухом пути стоящие крепости всегда заранее могут о неприятельском приходе ведать, понеже довольства времени требуют войску маршировать; а на море так безвестно есть, как человеку о своей смерти». (Пётр I, «Дневник царя»)
Рогервикская приморская крепость по плану Петра I должна была входить в состав 12-ти крепостей, призванных оборонять северо- западные границы России. Фактически крепость по первоначальному плану состояла из двух крепостей: материковой (на полуострове Пакри) и островной (на острове Вяйке-Пакри).

По своей конструкции крепости относились к так называемому голландскому типу со сложной системой оград и оборонительных сооружений.

Фронт укреплений в Рогервике по числу крепостных оград и их расположению принадлежал к самым сложным и наиболее сильным из всех, которые применялись в то время.

По проекту инженера Любераса островную крепость предполагалось соорудить из семи фронтов, из которых два выходили к заливу для обеспечения огневого прикрытия мола. Длина фронтов крепости составляла более 4- х км. Материковая крепость была несколько меньших размеров. Она состояла из 5-ти фронтов общей длиной 1,5 км. Однако этот проект не был осуществлён. Из всего оборонительного комплекса была построена лишь крепость на материковом берегу залива, сооружение которой завершилось в 1768 г., хотя часть куртин* и бастионов* крепости были возведены ещё при жизни Петра I. Руины этой крепости сохранились до наших дней в северной части г.Палдиски. По конфигурации эта крепость представляла форму почти правильного пятиугольника. Вдоль сторон этого пятиугольника были возведены прямые участки земляных валов – куртины, связанные на изломах бастионами, или раскатами – угловыми укреплениями. Два бастиона и одна куртина были обращены к заливу для огневого прикрытия конца мола и подходов к нему.

Куртины крепости, как и бастионы, возводились на ряжевых конструкциях (деревянные срубы, заполненные щебнем и камнями). Подсыпка и ряжевые основания позволили поднять стены куртин и бастионов до 10-12 метров. Такой способ возведения крепостей был традиционным, наиболее быстрым и надёжным методом строительства фортификационных сооружений того времени.

На земляных валах куртин и бастионов устанавливались орудия. На бастионах размещалось около 100 орудий, примерно столько же размещалось на куртинах. Бастионы и куртины крепости были окружены передовым рвом глубиной 7- 8 метров и шириной до 30 метров (сейчас ширина рва со стороны моря в результате последующих разработок камня увеличилась до 60 метров).

Перед рвом была насыпана пологая насыпь – гласис, для улучшения обстрела впереди лежащей местности, маскировки и защиты куртин и бастионов крепости (часть гласиса сохранилась до наших дней в северной части крепости). Вокруг крепости в радиусе 600 метров была устроена эспланада (площадь). На территории крепости размещались казармы для солдат гарнизона, дом коменданта, цейхгаузы*, провиантские магазины, пороховой погреб, арсенал и пр. Постройки в крепости были деревянные и до наших дней не сохранились.
Крепость была упразднена в 1798 г. * Фортификация (укрепление) – область военно-инженерного искусства, наука о способах создания искусственных укрытий и препятствий для защиты войск или населения во время военных действий. *Куртина (вал, ограда крепости) – земляная насыпь, служившая преградой для атакующего противника, боевой позицией обороняющихся стрелков и артиллерии, прикрытием от прицельного огня противника и местом наблюдения.

*Бастион – пятиугольное укрепление в исходных углах крепостной ограды для фланкирования (огневой защиты) рва и обстрела местности перед крепостью. Состоял из земляных валов, на которых усанавливались крепостные орудия.

*Цейхгауз – военная кладовая для оружия и амуниции.

Участие города в военных действиях С самого начала строительства нового военного порта рейд Палдиского залива стал использоваться как район боевой подготовки и надёжной стоянки кораблей Балтийского флота. Не оставляли без внимания это место и противники России во время боевых действий, высоко оценивая его оперативно-стратегическое положение. Так, во время русско-шведской войны (1788 – 1790 г.г.) 6 марта 1790 г. два шведских фрегата, направленных в разведку из Карлскруны к Ревелю, высадили десант в Балтийском Порту. Десант (несколько шлюпок) численностью до 60-ти человек захватил береговую крепость города, заклепал (сделал непригодными) в ней 40 орудий, сжёг провиантские магазины и несколько купеческих судов, стоявших в гавани. Захватив запасы пороха, свинца, сукна и взяв контрибуцию (принудительный денежный побор) с жителей города (4000 рублей), шведы покинули Балтийский Порт. Вот как описывалось это событие очевидцами: «6 марта в 11 часов утра два шведских фрегата под голландским флагом «Яррамас» и «Улла Ферзен», бросив якори на рейде Балтийского порта, подняли шведский флаг.

Приход неприятельских фрегатов застал коменданта полковника де Роберти совсем врасплох. И в порту, и в гарнизоне царило полнейшее бездействие, несмотря на то что в крепости имелось свыше 40 орудий. Шведский капитан фон Седерштрем выслал десант в 50-60 человек на шлюпках под началом лейтенанта Арковито, который под прикрытием огня своих судов причалил к молу, взошёл в крепость и овладел ею. Неприятельский десант заклепал все крепостные орудия, сжёг три казённых магазина и несколько наших купеческих судов, стоявших в бухте, захватил запасы на две тысячи человек солдатского сукна, пороху, свинца. Они атаковали и гарнизон, заставили коменданта заключить капитуляцию, по которой жители заплатили 4000 рублей контрибуции при условии, что шведы не трогали частного имущества. На другой день в 9 часов утра шведы снялись с якоря и скрылись в море». За это комендант де Роберти был отдан под суд, а на его место назначен из Ревеля полковник Кулебякин. На суде де Роберти, оправдываясь, показал, что шведские фрегаты, подходя к Балтийскому порту, подняли голландские флаги и тем его обманули; кроме того, гарнизон его был составлен из рекрутов, среди которых было много больных.

Екатерина II, узнав об этом, сказала: «Негодяй де Роберти сделал постыдную капитуляцию; магазины выжжены, пушки заклепены и от города заплачено 4 тысячи. Что же он спас, хочу знать? Себя только?» (по книге Тарасова «Балтийский Порт», Петербург, 1913 г.) В том же году 1 мая шведская эскадра под командой Карла Зюндерманландского подошла к Палдискому заливу с целью уничтожения русских кораблей, но не обнаружив их, отправилась к Ревелю, где 2 мая произошло Ревельское сражение между шведской и русской эскадрами, закончившееся победой русских моряков. Шведы в этом сражении потеряли два линейных корабля – «Принц Карл» и «Риксенс Стендер». Потери противника в людях в этом бою достигли 150 человек (по другим источникам 700 человек), потери русских – 8 человек убитыми и 27 раненными (см. «Ревельский бой», Морской атлас, том 3).

Участие города в военных действиях

В период русско-шведской (1808- 1809) и англо-русской (1807-1812) войн Балтийский Порт стал надёжной прикрытой стоянкой русской эскадры. В июле 1808 г. русская парусная эскадра под командованием адмирала Ханыкова была послана в устье Финского залива с задачей разбить шведский флот до его соединения с английской эскадрой. Но из-за нерешительных действий адмирала Ханыкова русская эскадра не только не разгромила шведский флот, а и сама была вынуждена уйти под прикрытие береговых батарей Балтийского Порта. 14 августа 1808 г. два английских корабля, шедшие в авангарде соединений неприятельской эскадры, на рассвете атаковали отставший старый русский линейный корабль «Всеволод». После ожесточённого сопротивления экипажа «Всеволода» и попыток русских кораблей оказать ему помощь, корабль был подожжён командой и затонул у северной оконечности острова Вяйке- Пакри. (Ещё в начале прошлого века местные рыбаки рассказывали, что остатки корабля в штилевую погоду видны в этом районе на дне моря. Глубины в этом районе колеблются от 7 до 39 метров).

19 августа 1808 г. англо-шведская эскадра заблокировала русскую эскадру в Балтийском Порту. В ответ на это русское командование приняло экстренные меры по безопасности заблокированной эскадры. Были установлены дополнительные батареи вдоль берега полуострова Пакри, значительно увеличена численность войск гарнизона, а вход в порт перекрыт бонами*. Видя такие приготовления, противник не решился на штурм Балтийского Порта и 16 сентября того же года снял блокаду. 30 сентября русская эскадра покинула Балтийский Порт и возвратилась в Кронштадт. С уходом русской эскадры гавань и сам город были подвергнуты сильной бомбардировке возвратившимися английскими кораблями, которые выпустили по городу и его гавани 460 бомб, вынудив бежать городских жителей.

В период Крымской войны (1853-1856) английскими кораблями снова была сделана попытка овладеть Балтийским Портом. 24 июня 1854 г. два парохода-фрегата проникли на рейд залива и, угрожая оружием, потребовали выдать им стоявшие в гавани суда (крепость к тому времени была упразднена). Одно английское судно в 400 лошадиных сил, имело на борту 51 орудие, численность команды – 530 человек. Фрегатом командовал капитан Георгий Рамзай. Другое изящное, красивое судно в 100 лошадиных сил, на борту 3 орудия, 66 человек команды. Капитан судна Н.Оттер. Однако энергичные приготовления гарнизона к сопротивлению вынудили английские корабли покинуть залив. Им были противопоставлены 25 казаков и 26 улан* из лучших стрелков, разместившихся на постах в разных местах на берегу, а также 1 батальон гренадер, 1 рота стрелков и 4 эскадрона улан при 4-х конных орудиях, занявших свои позиции у мызы Пыллу. В этом событии принял участие русский поэт А.А.Фет, который командовал 3- м взводом лейб-уланского эскадрона, располагавшегося близ маяка Пакри между мызою Леэтсе и Балтийским Портом.

В 1907 г. в окрестностях города начались изыскания для создания нового укреплённого района береговой обороны, которые продолжались до первой мировой войны. В первую мировую войну Балтийский Порт вступил как оперативно- маневренная база Балтийского флота. Лёгкие крейсера и миноносцы отряда лёгких сил пополняли здесь свои запасы топлива, боеприпасов, продовольствия, когда направлялись в среднюю часть Балтийского моря или в дозор на передовую минную позицию. В городе располагались части 12-й армии и береговые части Балтийского флота. Боевая деятельность германского флота на Балтийском море в первые годы войны не отличалась особой активностью. Она сводилась к обеспечению морских перевозок из Швеции, постановке минных заграждений и демонстративным действиям в северо- восточной части военного театра.

В 1915- 1916 годах германские подводные лодки провели несколько удачных операций против Балтийского флота в Финском заливе. Это привело германское командование к выводу об отсутствии защиты входа в залив, и оно, не имея ясного представления об обстановке в этом районе, решило осуществить набег силами 10-й минной флотилии с целью поиска и уничтожения русских кораблей в западной части Финского залива и обстрела Балтийского Порта. Вечером 9 января 1915 г. 10-я немецкая флотилия, состоявшая из 11-ти новейших миноносцев и лёгкого крейсера «Страсбург», вышла из Либавы и направилась к устью Финского залива.

Достигнув устья и оставив там лёгкий крейсер, флотилия начала форсирование передовой минной позиции. Между 20 час. 30 мин. и 21 час. 10 мин. 10 ноября на минах взорвались два миноносца; третий миноносец, приняв остатки команд погибших кораблей, отправился в Либаву. Остальные 8 миноносцев, прорвавшись через передовую минную позицию, более 2-х часов в темноте производили безрезультатный поиск русских кораблей. После этого командир флотилии решил произвести обстрел Балтийского Порта. Ночью 11 ноября флотилия подошла к Палдискому заливу. Три миноносца вошли в залив, а пять остались при входе. В 01 час 20 минут открыли огонь по городу и гавани. Обстрел продолжался 20 минут. По городу и порту было выпущено 162 снаряда. В городе было повреждено 24 здания, 10 человек убито и 8 ранено. (Один из снарядов попал в дом художника Адамсона, убив его жену). Окончив обстрел, флотилия покинула район Палдиского залива. При их возвращении на передовой минной позиции подорвались ещё 5 миноносцев. Все они погибли к западу от входа в Палдиский залив.

В марте 1917 г. солдаты и матросы частей, дислоцировавшихся в Балтийском Порту, приняли активное участие в революционных выступлениях против царского самодержавия. В октябре 1917 г. с победой Социалистической революции в Балтийском Порту был создан Военно-революционный комитет, деятельность которого координировалась Всеэстонским Военно-революционным комитетом в Таллинне – органом Советской Эстонии.

*Боны (боновые заграждения) – это заграждения из плавучих брёвен или плотов, защищающие вход в гавань от неприятельских судов.

*Улан – военный из частей лёгкой кавалерии, вооружённых пиками.

Побережье Палдиского залива было заселено эстонцами ещё в Х-ХII веках. В конце ХIII века и особенно в ХIV веке вдоль морского побережья от Хаапсалуского до Колгаского заливов и на прилежащих островах стали возникать колонии шведов. Сааре-ляэнеский епископ, монастырские и немецкие власти всячески поощряли переселение сюда шведов, т.к. это давало немецким купцам и феодалам возможность ограничить мореходство эстонцев и оттеснить их от морского побережья.

Количество земельных владений в деревнях эстонцев, расположенных вблизи древних пристаней (на Пакри пристань существовала ещё в ХIII веке), в этот период значительно сократилось. Так, если в начале ХIII века в деревне Лаокюла (деревня находилась вблизи Палдиски) насчитывалось 18 гаков* земли во владении эстонцев, то в конце ХIV века их осталось лишь 3. Очевидно в этот период и возникли шведские поселения на островах Палдиского залива и на материковом берегу. (Шведы на островах Вяйке-Пакри и Суур- Пакри продолжали жить до 30-х годов ХХ века). С приходом русских войск (1710 г.) на месте, где сейчас расположен город, возник небольшой рыбацкий эстонский посёлок, который впоследствии слился с городом. Датой основания города следует считать 20 июля 1718 г., когда Пётр I, будучи с флотом в Рогервикском заливе, заложил мол гавани и крепость на материковом берегу и приказал построить для себя два дома – один на полуострове Пакерорт (Пакри) и другой на острове Вяйке-Пакри – и указал место города, названного Рогервиком.

В 1723 г. Пётр I перенёс место постройки города с полуострова Пакри на остров Вяйке-Пакри. С этого времени местечко на полуострове стало называться «верхним городом», а на острове Вяйке-Пакри «нижним городом», к строительству которого так и не приступили. Постройки «верхнего города» первоначально носили характер сугубо военного и специального назначения. Это были казармы для солдат гарнизона, дома для офицеров, склады, арсеналы, кузницы, остроги, мельницы и прочее.

К концу 1722 г. уже было построено около сотни построек, а к середине века их было уже несколько сотен. Большинство построек возводилось из дерева, крыши покрывались черепицей или дёрном по бересте. Из камня (местного плитняка и привозного кирпича) строились в основном казармы, остроги и прочие административные здания. С первых же дней «верхний город» строился по регулярной (плановой) прямоугольной схеме уличной сети. В то время считалось, что «регулярство, предлагаемое при строении города, требует, чтобы улицы были широки и прямы, площади большие, публичные здания на способных местах стояли». Эта схема уличных сетей сохранилась до наших дней. (Такой планировки, кроме города Выру, в Эстонии больше не встречается). Часть улиц располагалась параллельно берегу залива, другая – перпендикулярно ему. На первой от моря продольной улице располагались казармы для солдат гарнизона и остроги, на второй – административные здания (дом начальника работ, дом коменданта, церковь и прочие постройки). На третьей и четвёртой улицах располагались дома с квартирами для офицеров гарнизона, постоялые дворы, харчевни.

На южной окраине местечка были возведены кузницы, материальные амбары и другие вспомогательные постройки. Улицы были немощёные. Питьевой водой местечко снабжалось из колодцев, которые были открыты на всей территории города. В первые годы (1718-1726 г.г.) местечко было довольно многолюдным. Численность населения вместе с войсками, арестантами, вольнонаёмными работными людьми и торговцами доходила до нескольких тысяч человек. Постоянных жителей в городе до 1762 г. практически не было, т.к. Пётр I запретил обывателям селиться в нём на постоянное место жительства. Разрешено было лишь строительство постоялых дворов (пристанищ), лавок и харчевень.

В 1762 г. местечко Рогервик по именному указу Екатерины II было переименовано в Балтийский Порт с разрешением обывателям селиться в нём на постоянное место жительства. (Любопытно, что назначенный в это время начальником Рогервикских работ граф Миних предлагал назвать местечко Екатеринштадтом). Однако и после прекращения строительства и разрешения постоянного проживания в городе численность постоянных жителей росла крайне медленно. Людей отпугивала общеуголовная каторжная тюрьма, в которой нередко вспыхивали волнения и совершались побеги. Отпугивала и малонаселённость окрестностей и отсутствие хороших сельскохозяйственных угодий. С введением наместничества* в Эстляндии (1783 г.) в 1787 г. город получил права уездного города со всеми административными учреждениями того времени.

В 1796 г. крепость в Балтийском Порту была упразднена, гарнизон распущен, а город превратился в небольшое местечко, основным занятием жителей которого стал рыбный промысел и работы в гавани. Число постоянных жителей в этот период было чуть больше двух сотен. Многие постройки к концу столетия пришли в негодность. Когда в 1803 г. во время перестройки ревельских казарм возникла необходимость разместить 1500 матросов в казармах Балтийского Порта, все казармы оказались такими ветхими, что матросов пришлось размещать по уезду.

Из построек этого периода до наших дней сохранилась только некоторые: каменный острог и одна казарма, но в сильно перестроенном виде; куртины и бастионы материковой крепости; развалины магистрата (замка) и каменная церковь Св.Георгия. Изначально церковь Св.Георгия была построена как временная палаточная церковь без отопления. В 1728 г. она была разобрана и на её месте построена новая, деревянная, которая просуществовала до 1784 г. В 1784 г. церковь вновь была разобрана и на её месте заложена новая, каменная. Автор проекта неизвестен. Строительство церкви было завершено в апреле 1787 г. Очевидно, в её сооружении принимали участие и пугачёвцы, сосланные сюда на вечную каторгу. Церковь по виду и по плану не похожа на традиционные русские храмы – четырёхстолпные, крестовокупольные, шатровые или пятиугольные православные храмы. Она представляла собой удлинённое с запада на восток прямоугольное здание. Над западным фасадом и главным входом в церковь поднималась высокая колокольня, а ближе к алтарной части размещался купол на невысоком барабане (он до наших дней не сохранился). После Великой Отечественной войны шпиль колокольни был разобран. Исчез и иконостас, который пожертвовал церкви в 1807 г. осташковский купец Савин.

* Гак – окладная единица на территории Эстонии в период феодализма, согласно которой определялись размеры повинностей феодалу и государству. Самым распространённым был так называемый крестьянский гак, который составлял в Эстонии в среднем 8-12 га посевной площади. Гак вышел из употребления в конце ХIХ века.
* Наместническое управление было введено в Эстляндии с целью распространения общегосударственной системы правительст- венных органов на Прибалтийские губернии и более тесного сближения их с внутренними губерниями России. В 1796 г. с воцарением Павла I прибалтийско-немецкое дворянство добилось отмены наместнического управления.

Развитие города Балтийский Порт

Начало XIX столетия Балтийский Порт встретил как уездный город, основным занятием жителей которого был рыбный промысел и работы в гавани, через которую осуществлялись в основном перевозки местного характера. Однако тупиковое положение города, отсутствие хорошей гавани и малочисленность жителей привели к тому, что в 1820 г. он потерял права уездного города и стал считаться заштатным*. Быстрое развитие промышленного капитализма в Эстонии, которое началось после Крымской войны (1853-1856 г.г.) и отмены крепостного права в России (1861 г.), расширение рынка и рост товарности сельского хозяйства настоятельно потребовали совершенствования и развития всех видов транспорта, в том числе и самого молодого в то время – железнодорожного. Вопрос о строительстве железной дороги на территории Эстонии встал на повестку дня в 60-х годах XIX века. Тогда-то и вспомнили о Балтийском Порте – почти не замерзающей гавани в Финском заливе и о выгодах от его эксплуатации в связи с постройкой железной дороги.

Следует отметить, что вопрос о строительстве дороги возникал и раньше. В 1845 г. группа петербургских торговых и финансовых дельцов во главе с А.Штиглицем, владельцем Нарвской суконно-льняной фабрики, представила Министерству финансов проект строительства железной дороги Петербург- Ораниенбаум-Нарва, которую впоследствии намечали продолжить до Таллинна и далее до Балтийского Порта (Палдиски). Эта группа добилась получения концесии* на строительство. По неизвестным причинам проект принят не был. В 1864 году Эстляндское рыцарство и таллиннские купцы представили новый проект строительства Балтийской дороги. Железную дорогу по этому проекту предлагалось строить на средства и силами английской фирмы с условием 5 % годовой прибыли от капиталовложений. На это правительственные круги не согласились, и проект был отклонён. Наконец, в 1867 г. судьбу постройки железной дороги взял в свои руки предводитель Эстляндского рыцарства Александр фон Пален, который и добился утверждения в правительстве концессии на строительство железной дороги. Концессия была утверждена 10 августа 1868 г. Балтийская железная дорога, согласно утверждённому правительством проекту, должна была соединить портовые города Таллинн, Балтийский Порт (Палдиски) и промышленный город Нарву с Петербургом, а также с внутренними губерниями России. Для строительства дороги было организовано акционерное общество – «Общество Балтийской железной дороги», которое заключило договор с Петербургским банком «Э.М.Мейер и К». Банк,в свою очередь, заключил договор на строительство железной дороги с фирмой московского купца I-й гильдии П.И.Губонина, которая и приступила к строительству железной дороги.

Дорога была построена сравнительно быстро и сдана в эксплуатацию в октябре 1870 г. Строительные работы на трассе дороги начались в мае 1869 г. на всём её протяжении. Трассу разбили на 5 участков и 40 строительных точек. Всего от Палдиски до Тосно одновременно работало 7 000 человек, 15 000 конных повозок и около 1 000 плотников и каменотёсов. Наибольшее количество рабочих (около 3 000) трудилось на первом участке – Палдиски-Аэгвиду, т.к. здесь было больше всего земляных работ. Земляные работы на трассе были закончены к 1 ноября 1869 г. За это время в строительстве приняли участие в среднем 6 018 человек. Строители работали по 12-14 часов в сутки, жили во временных казармах. Скученность и плохое питание вызывали эпидемии тифа и других болезней. Дорога была закончена осенью 1870 г. Длина основной линии дороги составила 390 км. Кроме того, было построено 45 км подъездных и станционных путей (в Палдиски 3,5 км). Строители возвели 131 мост (самые крупные мосты на реках Нарва и Луга). Дорога имела 21 станцию, в их числе: станция I класса в Таллинне и станция III класса в Палдиски. От Палдиски до Таллинна было построено две станции: Клоога (официальное название – Лодензее) и Кейла (Когель). Дорога была выкуплена государством в 1893 г. за 12,2 млн.рублей. В состав станции, построенной в Балтийском Порту (Палдиски), входили здание вокзала, жилой дом для служащих, дом казарменного типа для рабочих, объёмистые пакгаузы* на портовой ветке (часть их была переделана из казарм и острогов), водонасосная станция с водонапорной башней, паровозный сарай (депо) на два стойла, склад инструментов, поворотный круг, баня и т.д. Станция имела 3,5 км стационарных и запасных путей. Одновременно с постройкой железной дороги «Общество Балтийской железной дороги» в октябре 1870 г. утвердило план реконструкции порта Палдиски на сумму 1,8 миллиона рублей. План предусматривал расширение портового бассейна до 80 тысяч кв. метров, углубление его до 8 метров и увеличение длины причалов до одного километра. Были начаты изыскания и проектные работы, но, начиная с 1871 г., акционерное общество занялось покупкой железной дороги Петербург-Ораниенбаум, и постройка порта в Палдиски отступила на второй план.

С постройкой Балтийской дороги город стал развиваться, а его порт вышел из положения малозначительной местной гавани. Вместе с Таллиннским портом он к концу XIX века занимал третье-пятое места среди Российских портовых городов.

Работы в Балтийской (Палдиской) гавани особенно усиливались поздней осенью и ранней весной, когда замерзал или ещё находился подо льдом Таллиннский залив. Основными экспортными статьями были зерно, льносемена, лён и пакля. Вывозились также различные растительные масла и спирт.

В конце века через порты Таллинна и Палдиски стала вывозиться продукция фабрики Лютера (в основном фанера) и уральский асбест. Из импортных товаров важнейшими были хлопок-сырец, уголь, кокс, различные станки, машины, железо, медь, сталь, минеральные удобрения. Из сельскохозяйственных продуктов ввозили сельд (из Норвегии), апельсины, мандарины и прочие тропические фрукты; последние ввозили поздней осенью, когда замерзали Петербургский и Таллиннский порты, и основной ввоз шёл через Балтийский Порт (Палдиски). Тогда-то и появилось местное название железной дороги Палдиски-Таллинн «Мандариновая дорога». Фото: http://www.imapress.spb.ru/

*Заштатный город – населённый пункт, пользовавшийся правами города, но не являвшийся административным центром уезда (другое название – безуездный город). *Концессия (от лат.concessio – разрешение, уступка) – дозволение, данное со стороны правительственной власти на устройство частного предприятия в области интересов и дел, имеющих общественное значение, например, железнодорожных, телеграфных и т. п.
*Пакгауз –складское строение, кладовая (например, при таможнях).

В конце XIX века Таллиннская гавань была углублена, построены новые причалы, создано два новых бассейна, а для обеспечения круглогодичного судоходства был куплен ледокол «Город Ревель», который начал работать с конца 1895 года. С этого времени гавань Балтийского Порта (Палдиски) перестала выполнять роль аванпорта Таллинна и превратилась в небольшой порт местного значения, выполняя в основном функции рыбного порта. После крымской войны (1853-1856 г.г.) на побережье Эстонии начали быстро развиваться строительство грузовых парусников и торговое судоходство, которое потребовало квалифицированные кадры мореходов. В связи с этим в 1875 году в Палдиски было основано мореходное училище (школа), где готовили шкиперов для каботажного плавания*.

К концу столетия Балтийский Порт занимал площадь около 30-ти десятин (32,77 га) без крепостных укреплений. Последние были переданы ему в 1869 году и использовались под пастбища скота. Город был в основном одноэтажным с преобладанием деревянных построек, которых насчитывалось более ста. Развитие города шло в основном в северной части, и к 1900 году его постройки подошли к крепостным рвам. Уличная сеть насчитывала 5 продольных улиц (параллельных морскому берегу), 5 поперечных и несколько переулков. Вот названия основных улиц города того времени: продольные, от моря – Морская, Петровская, Елизаветинская, Екатерининская; поперечные, от крепости – Никольская, Торговая, Каменная, Железнодорожная. Две улицы были с твёрдым покрытием. Ширина улиц достигала 40 метров. Водопровода, системы канализации и электрического освещения город не имел. Несмотря на малочисленность населения, город имел все административные учреждения того времени: городскую управу, полицейский участок, почту, телеграф, отделение Ревельского центрального банка, отделение ревельской пограничной бригады, таможню, аптеку, конную станцию. В городе было две церкви – лютеранская (Никольская) и православная (Св.Георгия). Была и часовня (Святого духа) на лютеранском кладбище, которая до наших дней не сохранилась. Лютеранская- Никольская церковь была построена в 1842 году на средства Николая I по просьбе Бекендорфа.

Город имел довольно много учебных заведений: городскую женскую школу, начальную школу, приходскую школу, частную школу и мореходную. Мореходная существовала до конца XX столетия. Медицинское обеспечение осуществлялось городским врачом. Кроме того, в районе станции на берегу моря располагались частные климатические ванны – горячие морские ванны.

Располагал город и двумя питейными заведениями (пивной и трактиром) и одной гостиницей «Рогервик» с рестораном для «чистой публики». В городе работали два пекаря, два портных, четыре сапожника, два гончара, мясник и фотограф.

Имелись небольшие торговые заведения (лавки, магазины), которые в основном принадлежали немецким купцам. В конце столетия в городе Палдиски насчитывалось купцов I гильдии* – 2 человека, II гильдии – 11 человек, из них русский купец Микушин. Работал в городе постоянный рынок, где с конца 70-х годов ежегодно 2-3 февраля и 22-23 сентября проводились ярмарки. Город имел железнодорожное и морское сообщение с другими городами (Таллинн, Рига и пр.) Из города ежедневно отходил поезд по маршруту Палдиски-Таллинн, а из гавани два раза в неделю ходил пароход «Константин» по маршруту Палдиски-Аренсбург*-Рига. Численность населения города в XIX столетии росла очень медленно. С постройкой железной дороги она несколько увеличилась. Вот краткая сводка роста численности населения Балтийского Порта в XIX веке:
1819-1825 г.г. 184 чел.
1862-1863 г.г. 400 чел.
1881 г. 834 чел.
1897 г. 900 чел.
1900 г. 955 чел.

В конце XIX века город становится местом отдыха жителей Таллинна, Петербурга, Пскова и других городов России. Тишина, чистый морской воздух, живописные берега привлекали сюда много отдыхающих; среди них были чиновники, купцы средней руки, писатели и художники. Художники любили отдыхать но островах Вяйке-Пакри и Суур-Пакри. Под отдых использовались и развалины крепости, береговая черта в южной части города и на восточном берегу полуострова (залив Лахе-пере). Рядом с гаванью был устроен небольшой бассейн для морских купаний, а вдоль берега были оборудованы купальни.

XX столетие Балтийский Порт встретил как небольшой заштатный городок в северо- западной части Эстонии. Основным занятием жителей города были работы в гавани, на железной дороге и в сельском хозяйстве. Примерно треть городского населения занималась сельским хозяйством, в основном разведением молочного скота. В летнее время городок по-прежнему использовался как дачное место отдыха жителей Таллинна и других городов России.

Рейд залива использовался боевыми кораблями Балтийского флота как место стоянки отряда Морского корпуса. Ещё в 1970 году в городе стоял Пожарный дом – дом пожарного общества с каланчой и пожарным депо, построенный во второй половине XIX века. До сегодняшних дней он не сохранился, так как был разобран при строительстве средней школы. В 1903 году к Пожарному дому был пристроен двухэтажный каменный дом, на верхнем этаже которого был оборудован зрительный зал примерно на 400 мест. С этого времени в зале стали даваться любительские концерты и проводиться другие общественные мероприятия городских жителей. В это же время была создана городская библиотека, насчитывающая примерно 1500 томов. В 1912 году в Балтийском Порту произошла встреча двух последних монархов России и Германии. 22 июня в 12 часов в городе встретились Николай II и король Пруссии Вильгельм II. Они приняли парад войск и осмотрели старую крепость.

До 1910 года руины крепости использовались как место отдыха, а 6 октября 1910 года развалины крепости были переданы Морскому корпусу. 25 октября 1910 года в Таллинне был заключён акт, по которому руины крепости (7 десятин) передавались Морскому корпусу. Заведующим этим земельным участком был назначен полковник Ф.Барыков, по просьбе которого Н.Тарасов составил первую историческу справку о городе в 1915 году.

Весной 1913 года на территории крепости был построен деревянный барак для лазарета по типу летней дачи с подсобными постройками, а на обширной площадке внутри крепости были оборудованы теннисные корты, футбольное поле и другие площадки для гимнастических игр. Начиная с этого года, на этих спортивных площадках устраивались состязания для гардемаринов, кадет и нижних чинов с кораблей учебного отряда Морского корпуса.

*Каботажное плавание — плавание коммерческого грузового или пассажирского судна между морскими портами одного и того же государства, без выхода за пределы страны.
*Существовали три гильдии купцов: оборот купца III гильдии не превышал 5 тыс. рублей в год, оборот купца II гильдии не превышал 100 тыс. рублей в год, купец I гильдии (самой богатой) торговал в год не менее, чем на 100 тыс. рублей.

*Аренсбург – впоследствии город Кингисепп. По материалам краткого исторического очерка Мацеевич Л.В.

Развитие города Балтийский Порт

Первую мировую войну (28.07.1914- 11.11.1918 г.г.) город Балтийский Порт (Палдиски) встретил как маневренная база Балтийского флота с небольшим ганизоном (стояли сухопутные части 12-й армии Северного фронта и морские части обеспечения Балтийского флота). В период войны город неоднократно подвергался бомбардировкам с моря и с воздуха, в результате чего в нём было разрушено 24 постройки, имелись жертвы среди мирного населения.

В период Февральской буржуазно- демократической революции в городе был создан Совет рабочих и солдатских депутатов, который преимущественно состоял из матросов и солдат гарнизона. Представителей городского населения в нём было мало из-за малочисленности населения города. С победой Великой Октябрьской социалистической революции в Балтийском Порту в ноябре 1917 года был создан военно- революционный комитет, который руководил всеми революционными мероприятиями в городе. Деятельность комитета координировалась всеэстонским военно-революционным комитетом, находящимся в Таллинне.

Комитет в конце 1917 и начале 1918 годов ликвидировал старую систему органов местного самоуправления и после перевыборов Советов сложил с себя полномочия по управлению городом, сосредоточив своё внимание на военных и политических вопросах. В феврале 1918 года Балтийский Порт заняли германские войска 68-го Северного корпуса под командованием генерал- лейтенанта Зекендорфа. Заняв город, германские войска восстановили старые учреждения городского самоуправления, куда вошли местные немцы.

Во время оккупации Эстония стала объектом нещадного ограбления. Для придания этому грабежу систематического и всеобъемлющего характера была создана специальная организация «Роха», имевшая свои отделения во всех городах Эстонии, в том числе и в Балтийском Порту. Из Эстонии вывозили всё. Так, за первые три месяца оккупации было вывезено металлических изделий на 3 миллиона марок, железа – на 5,5 млн. марок, льна – на 20 млн. марок, сукна – на 20 млн. марок, пеньковых верёвок и мешковины – на 8 млн. марок, различных машин и древесины – на 15 млн. марок. Даже церковные колокола отправлялись в Германию. Всё это награбленное добро вывозилось через морские порты Таллинна, Палдиски, Пярну и по железной дороге.

Ноябрьская революция в Германии положила конец оккупации Эстонии, хотя Эстонию немецкие войска покинули лишь в декабре 1919 года. После заключения Тартуского мира (02.02.1920 г.) в границах территории Эстонии насчитывалось 13 городов, в состав которых входил и Балтийский Порт (Палдиски). Городами в этот период считались Валга, Вильянди, Выру, Курессааре, Нарва, Пайде, Палдиски, Пярну, Петсери (Печоры), Раквере, Таллинн, Тарту и Хаапсалу.

Тяжёлый экономический кризис 1929- 1933 годов вынуждал часть безработных горожан переселяться на хутора, поэтому число жителей Балтийского Порта сократилось до 863 человек. В связи с переселением в Германию лиц немецкой национальности осенью 1939 года численность населения ещё уменьшилась до 729 человек.

1 мая 1938 года в Эстонии вышел новый закон о городах. Если до этого закона деятельность самоуправлений регулировалась Положением о городах 1892 года, в которое буржуазное правительство внесло некоторые поправки, то новый закон усилил зависимость городских самоуправлений от центральной власти. Если прежде городские управы и городские головы избирались городской думой, то теперь их назначало правительство. В компетенцию городских самоуправлений по этому закону входили в основном планировка городов, их благоустройство, руководство коммунальным хозяйством и некоторые другие вопросы. Однако самоуправлению отпускались настолько незначительные средства, что оно не могло осуществлять какое-либо крупное строительство для нужд города. Да и в условиях частной собственности на землю планировать развитие города и строить что-либо было практически невозможно. Поэтому местное самоуправление в основном ограничивалось наведением порядка на улицах и посадкой зелёных насаждений. За этот период в городе не было построено ни одного крупного сооружения для нужд города. К середине 30-х годов город Балтийский Порт насчитывал 119 построек, имел 17 торговых и промышленных предприятий – консервный завод, маслобойню, небольшую электростанцию, гончарную и механическую мастерские (в районе вокзала), железнодорожное депо, частные лавки и магазины, рыбные промыслы, которые формировали основной доход города.

Город к этому времени имел 3 учебных заведения: 6-классную начальную школу на 149 детей, гимназию на 46 учеников и общеобразовательное производственное училище на 35 учеников. Город в 1922 году был переименован из Балтийского Порта в Палдиски. Любопытно, что 4 августа 1939 года власти Палдиски обратились в министерство внутренних дел Эстонии с предложением о переименовании города Палдиски в город Пакри. Министерство в ответ на это предложило городским властям выбрать одно из шести названий: Паэнээме, Падизе, Лаю, Паатес, Паэрте, Лайдсе. Городская управа должна была остановить свой выбор на одном из предложенных названий к 10 октября 1939 года. Как происходил выбор названия города, и почему его переименование не состоялось, об этом ничего не известно.

В октябре 1939 года по соглашению с Эстонским буржуазным правительством в город прибыли воинские части Красной Армии и Военно-Морского флота для строительства береговой обороны. Активное участие в строительстве военных объектов приняло местное население (рыбаки, рабочие порта и железнодорожной станции). Силами местных строителей возводились казармы, дома для командиров и другие объекты.
После установления советской власти в августе 1940 года в городе были созданы органы Советской власти с исполнительным комитетом. В начале 40-х годов в связи со строительством в этом районе мощной военно-морской базы Балтийского флота, которое было связано с большим отчуждением земель, части жителей города, не связанных со строительством, было предложено на выгодных условиях переселиться в другие города и посёлки Эстонии – Хаапсалу, Тапа, Таллинн, Пылкюла и другие).

По материалам краткого исторического очерка Мацеевич Л. В.

«Об истории основания и развития города Палдиски»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.